архив      на главную      стихи из сборника "Жемчужные крылья"
Айлен
венок сонетов

***
Наш мир жесток, и в нем достойно жить,
Умерив пыл, в рассудке прибавляя.
Воспоминанья разумом морить,
Безумством юных страсти объясняя.

Быть может, юность – лишь чужой мираж?
Не мы любили, верили пророкам,
Не наше счастье, смертный бой не наш…
Зачем же наизусть сонетов строки

В наивном детстве стоило учить?
Ладоней дев касаясь по старинке,
Мы знаем твердо – здесь не может быть
Мифической отбитой половинки.

А если встретим – как пустить обратно,
Укрыв врата души доспехом латным?
 

***
Укрыв врата души доспехом латным,
Ты, наконец, передохнешь спокойно.
Твой приз желанный в бесконечных войнах –
Спокойствие прохладно и приятно.

Теперь ты сможешь миру навязать
Тебе удобный способ сообщенья.
Пускай отныне время воевать
Приходит лишь совместно с настроеньем.

Деяний ярких скуден рацион,
На мир пустой посмотришь равнодушно,
Подумаешь: «Зачем я не влюблен, не верю в бога?
Так почти что скучно».

Осталось лишь девизом утвердить –
Не слишком верить, в меру возлюбить.
 

***
Не слишком верить, в меру возлюбить –
Рецепт счастливой жизни преуспевших.
Пусть так, но мне не дай судьба дожить
До прозы чувств изрядно потускневших.

Пускай не жаться к сытому плечу –
Подпорке позолоченного дома.
Я слишком много для себя хочу,
Чтоб поманила сытая истома.

Я знаю сны, в которых по ночам
От слов негромких глухо сердце бьется.
Чем холодней стареющий очаг,
Тем пламенней бывают незнакомцы.

Потом, с утра, не тронет боль утраты
Лишь мудрых и спокойствием богатых.
 

***
Лишь мудрых и спокойствием богатых
Друзей, молю, не дозволяй мне Бог!
Пускай двоих отпустит жадный рок –
И я скажу – мне большего не надо.

Пусть первый будет духом невысок,
Смешливей птиц, прозрачней водопада,
И я скажу – мне большего не надо,
Чем бесполезной радости глоток.

Другой – пожар, остроги острие,
Но оступись – и тут же встанет рядом,
И я скажу – мне большего не надо,
Тепла, чем пламя буйное твое.

Вперед и вверх на солнечных крылах
Лететь! К чему брести, умерив шаг?!
 
 
***
Лететь – к чему? Брести, умерив шаг,
Надежнее. Людьми обычай прочен.
А те, кто, спотыкаясь, жить спешат,
К могиле проторят тропу короче.

А если перекресток на пути –
Не нервничай, взыскуя направленья.
Присядь – сидеть надежней, чем идти,
И бодро жди грядущего знаменья.

Когда предчувствий темных мучит  страх,
Мудрец об этом думать не захочет.
Заснет спокойно – сказано в веках –
Глубокий сон мудрей бессонной ночи.

Порой меня приводит в исступленье
Завещанная мудрость поколений.
 

***
Завещанная мудрость поколений –
Стиль большинства считать хорошим тоном.
Хамелеон расцветкой под законы
Избегнет многих бед и огорчений.

Уйди от края темного колодца,
Учись строгать, сажать, детей растить.
А если ты колеблешься – как жить,
Живи как все – глядишь, и обойдется.

Живешь. Тихонько, в тайне от себя
Безумства совершаешь осторожно.
И грянет мысль – а вдруг иначе можно,
Наперекор привычному «нельзя»?

Кто смеет прецедентов не искать,
Когда придется думать и решать?
 

***
Когда придется думать и решать,
Ты скажешь все, о чем мечтал доныне,
Но гласу вопиющего в пустыне,
Как роднику, песков не избежать.

Увязнешь, не успев отмерить шаг,
В чужих сомненьях, несогласьи прочих…
Тебя учить немой лишь не захочет,
И ты увидишь в том презренья знак.

Доказывать стократно правоту,
Устав, увидишь более достойных.
Искать пути, вести святые войны
Есть сильные. А нам невмоготу.

Здесь мужество уступит место лени.
За нас решат. А мы склоним колени.
 

***
За нас решат, а мы склоним колени
И станем ждать печального итога.
На оглашенный список преступлений
Остаться жить – и то блаженно много.

Признаюсь в безразличии иль зле,
Под приговор склонив покорно шею.
Но даже в оправдание себе
Я в нежности сознаться не сумею.

Больнейшая из пыток естества –
Отдать мечту чужому любопытству.
Я отрекусь, сказав – она мертва.
И ложь мгновенно правдой обратится.

Допросчик жажды истин не забыл…
Не нервничать. Теперь достанет сил.
 

***
Не нервничать. Теперь достанет сил
Смотреть спокойней, говорить ровнее.
Ты постарел и больше не радеешь
За правды мира. Сопоставив пыл

Стремлений и конечные итоги,
Разочарован – меньше не достичь,
Хоть вовсе прекрати пытаться жить,
К вершинам всходят не твоей дорогой.

А встанешь гордо – памятник почти,
Замри – и сэкономишь на износе.
Пускай у докторов здоровья просят
Те, кто до язв истреплются в пути.

Врачи ж велят с улыбкою лучистой
Беречь себя – здоровье выше истин.
 

***
Беречь себя – здоровье выше истин.
Ты нелюдим во избежанье горя
Как замок в скалах. Берег каменистый
Погубит лодки, присланные морем.

Участливые солнечные блики
Бегут по стенам, соблазняя светом.
Из года в год с терпением великим
Их убивают стены парапета.

В подвалах, неподвластных свету солнца,
Средь тишины душевного покоя,
Смущая слух, настырно сердце бьется.
Почти счастливое. Почти совсем живое.

Глубинный камень холоден и стыл.
На выходе ты скажешь гордо – жил.
 
 
***
На выходе ты скажешь гордо – жил,
И мир тебя оспорить не посмеет.
Бездарность осознаньем искупил
Сказавший – в мире нет ее больнее.

Стремленья хилы, тяжек серый век.
Посмевших жить постигнет злая кара.
Печальней вида всех иных калек
Несчастные, покинутые Даром.

Поняв потерю, смотришь в зеркала
Пустых листов, и сам себе не нужен.
Бредя пустыней залов мастерства,
Наитием узнаешь дверь наружи.

Ты в шаг покинешь мир тоскливых истин
В сознаньи ясном и с рассудком чистым.
 

***
В сознаньи ясном и с рассудком чистым
Ты правишь челн на остров сладких яблок.
Там поросло безмолвие душицей,
И белый мох в ночи призывно мягок.

Безудержно влечет склонить колени,
Набрав ладонью горсть опавшей хвои.
Вдохни поглубже – и отступят тени,
Ты меч отдал и более не воин.

Здесь заживают раны поражений,
Дождями осень нежно швы разгладит…
Но позабыть свои недовершенья
Не хватит сил и вечности не хватит.

Не торопитесь опадать с куста,
Кусочки проржавевшего листа.
 

***
Кусочки проржавевшего листа
Ложатся, как знамена на погосты.
«Мы в этом мире странники и гости»…
Гостей не зазывают просто так.

И если не случается понять,
Что травы ждут грядущего рассвета,
То тяжести неотданного лета
На вздыбленной тропе не удержать.

Пока к себе зовет свет лучших звезд
Что за причуда – здесь плутать снегами?
Мы воспарим, пускай невежды сами…
Постойте, где-то был заветный мост…

Осколки радуг звездного моста
Крошатся, а за ними пустота.
 

***
Крошатся (а за ними – пустота)
Края души. За что теперь бороться?
Мне тяжело не то что петь – дышать,
Лишившись нерушимой веры в солнце.

Но безнадежный зимний полумрак
Достанет из души остатки стали,
И я пойму – провидят неба знак
Лишь те, кто взглядом в землю не врастают.

Пускай сквозь сон, увязнув в тростнике,
Едва плетусь, ища дорогу к морю.
Но если  в незнакомой мне реке
Я стану илом, то того и стою.

Здесь крылья трудно даже волочить.
Наш мир жесток. И в нем достойно жить.
 
 
КЛЮЧ

Наш мир жесток, и в нем достойно жить,
Укрыв врата души доспехом латным.
Не слишком верить, в меру возлюбить
Лишь мудрых и спокойствие богатых.

Лететь – к чему? Брести, умерив шаг,
Завещанная мудрость поколений.
Когда придется думать и решать,
За нас решат. А мы склоним колени.

Не нервничать. Теперь достанет сил
Беречь себя, здоровье выше истин.
На выходе ты скажешь гордо – жил
В сознаньи ясном и с рассудком чистым.

Кусочки проржавевшего листа
Крошатся – а за ними пустота.
 


архив      на главную      стихи из сборника "Жемчужные крылья"